5 Декабря 2020

Сложные собаки.


Сложные собаки.
За время работы Фонда накопилось много баек. И что-то сегодня меня пробило – хочу рассказать, так хочу аж «кушать не могу» (сказала, пережевывая манту в 4 часа ночи). Так хотелось рассказать, что забыла завезти Ольге курицу на варку для приюта. Оль, простите. Просто надо было работать, писать статью, которую НАДО, а мой организм сопротивлялся и придумал вот такой выход: пока байки не расскажу, работать не могу. Организм прикинулся творцом, которого посетила муза и ни о чем другом думать не соглашается.
Я всегда говорю, что 99% собак с улицы – это собаки с проблемами. Проблемами здоровья, или поведенческая патология, или просто серьезная собака, владельцы не справились и отправили ее на улицу,... Я не говорю о диких собаках, только о домашних. И вот иногда встречались такие экземпляры, и они врезались в память. Потому что, то, что досталось тебе тяжело, ты ценишь больше… или просто врезается в память.
Сегодня о них – сложных. Вообще нам категорически нельзя держать собак с агрессией, потому что у нас волонтеры, а они не профессиональные кинологи. И такие животные для них просто опасны. Хоть и соблюдаешь технику безопасности, запрещаешь любой контакт, а раз в год и палка стреляет. Но они случаются. Точнее, случались раньше. Почему раньше? Просто таких собак со стержнем сейчас почти не делают – это вымирающий вид. Да и мы были молодые и горячие и влезали во всякие сомнительные авантюры. Представить себя сейчас, чтобы с голыми руками пойти на кавказца? Да не в жизнь! А того же Джамбула мы с Надей почти голыми руками скрутили. Омайгад, как говорят американцы, это вообще не про меня. Постарели, набрались опыта, ушел веселый авантюризм.
История первая. Про самую опасную собаку.
Звонят мне знакомые спасатели: -Тут в подъезде многоквартирного дома овчарку кто-то выкинул, хорошая, добрая, в ошейнике. Я ее глажу, с рук колбаской покормила.
- Заберу, привозите.
И пропали, 2 часа нет вестей. Я уже расслабилась, думаю сбежала собачка, не поймали, планирую другие дела. И тут звонит уже наш Сергей, которого неожиданно туда втянули: -При попытке посадить в машину собака покусала двух человек (и Сергея). Что делать?
-Привяжите где-нибудь: на пустыре, в подвале. Только не на детской площадке, умолю. Я щас ченить придумаю, приеду, заберу.
Вызываю своего таксиста Нурика. А про Нурика надо сказать отдельно. Нурик – мой боевой товарищ (правда, гад, дорого обходится), сколько собак мы с ним переловили…не сосчитать. И агрессивных до пояса. На его полуразваленный ниссан уже звезды рисовать некуда. Нурик –парень опытный в отлове и очень хорошо помогает. Спокойно, без истерик, без суеты, выполняет инструкции – что ценно. А еще Нурик без проблем садит в машину всяких ароматных няшек, типа собачки с демодекозом и опарышами, которая воняет рыбой, которую на три дня забыли на солнцепеке. Короче, ценный чувак.
Приехал Нурик, амуницию закидали в багажник – поехали. «Ну,-думаю, -чо там собаку с привязи снять – пять минут, + дорога туда-обратно- за час уложимся». Уху, пижонство чистой воды.
Приезжаем. Лежит песик привязанный…..на детской площадке, блять, в пяти метрах от подъезда. Куча детей (дети, блин, почему вы не в школе!?), куча взрослых. Аншлаг, блин. Песик лежит спокойный как сытый удав.\
-Сергей, вашумать, ну я же просила не на детской площадке!
Пес – немец, зонарный, красивый, атлетичный, старотипный, с прямой спиной, высокий на ногах. Откуда он такой взялся в нашей деревне? От кого выщепился? У нас тогда зонарных собак по пальцам одной руки пересчитать можно было. Пес абсолютно спокоен, но даже при дневном свете глаза горят нехорошим зеленым огнем. Подхожу, привязанный пес встал на охрану и очертил себе невидимый периметр, при пересечении которого кидается. Отходишь, ложится.
Прошу убрать детей, прошу детей проявить сознательность и переехать жить в другой микрорайон. Уху, так меня все и послушали. Цирк же бесплатный приехал.
Деваться некуда, беру ловчую петлю. Надо зафиксировать и вколоть миорелаксант для транспортировки. Пытаемся отвлечь сосисками и накинуть петлю. Пес сосиски не жрет, хочет жрать нас. Нурик начал отвлекать собаку то палочкой, то своей упитанной тушкой, давая мне шанс накинуть петлю. Пес на провокации не ведется, ловит меня за петлю и пытается втянуть под себя. По мимике пес совершенно не напуган, угрожает и втягивает меня с единственной целью – убить. Этот балет длиться бесконечно долго, куча народу кругом, пес орет и угрожает. Из окна выпадает пожилая женщина: -Если вы не заберете свою собаку, я вызову милицию!!!! – Тетя, если ты будешь нас отвлекать, я брошу пса и уеду. Тетя скрылась, приехала милиция. В круге зрителей добавились еще два молодых парня мента. Которые, конечно, имели совет, как правильно ловить собак, но не мешали, а тупо пялились до конца представления. Попросила ментов убрать детей, по-моему, нифига не поменялось.
Понимаю, что с этим надо что-то делать. Оставлять пса нельзя, я таких опасных собак ни до ни после не припомню. Либо я его сейчас забираю, либо вызываю Тазалык и в присутствии двух ментов его стреляют средь бела дня. Кровь, кишки, распидо…ло. Надо чота делать…
-Нурик, веревочка тоненькая в машине есть? – Найдем.
Приносит веревочку миллиметра 3 толщиной. –Отлично, самое то, делай удавку, - делает, - Я отвлекаю его петлей, ты накидываешь удавку.
Ок. Пляшем еще минут 15. У Нурика получается накинуть веревочку. – Тяни, Нурик. – Я его убью. -Тяни, бля, я скажу, когда хватит. Конкретно придушенный пес, отрубается. На отключенную собаку надеваем ловчую петлю, я вкалываю наркоз, ослабляю удавку с шеи. Все, можно выдохнуть. Отдаю ручку петли Нурику. Покурить. Когда пес зафиксирован начинается прилив адреналина. Руки, ноги трясутся, как у наркомана без дозы.
Что делать дальше? Я понимаю, что пса выбросили за неуправляемую агрессию. Никто его искать не будет. Понимаю, что в приют я этого демона не повезу, он опасен.
Звоню мужикам из службы Исполнения Наказаний. Если они отказываются, то бегом «домой», добавлять наркоз и эвтаназия. - Вот такой демон, очень крутой, я такой собаки не видела, возьмете в периметр? –Возьмем, но сами привезите в 47 колонию. –Ок.
Пока телефонные переговоры, наркоз до пса дошел, зафиксировали морду, погрузили в машину. А ехать достаточно долго по пробкам. Едем с Нуриком и очкуем, хватит ли наркоза до зоны? И что делать, если не хватит? Хватило. Разгрузили полусонного пса в вольер. Я сняла с него фиксацию с морды, ловчую петлю.
Через 10 дней я звонила им, покусанные люди были на контроле у рабиолога. Пес был жив (рабиолога проинформировали), тот крутой нрав не проявлял. Что это было? Пес, который больше часа противостоял мне и еще парочке человек, а я человек жесткий, давлю на собаку сильно.
Прошло еще несколько месяцев, звонит мне женщина, которая нашла его в подъезде, которую первую он пожрал: - Как там пусечка? – Да ну вас к черту, с вашей пусечкой!
Пс картинка иллюстративная. Фотки пса у меня только в наркозе, фотали уже в вольере колонии, и то искать лень.
 

Назад к списку новостей

Счастливые хвосты